Двадцатилетие дефолта. Возможно ли повторение «черного августа»

Ровно 20 лет назад Россия пережила один из самых сокрушительных кризисов в новейшей истории — 17 августа 1998 года правительство объявило дефолт.

Всего за несколько недель курс рубля к доллару обвалился в три раза, накопления граждан обесценились, а инфляция взлетела до астрономических значений.





За один только август 1998-го российская экономика потеряла почти 100 миллиардов долларов. Нынешние резкие колебания рубля тоже вызывают у населения серьезные опасения. О том, что происходило тогда и возможно ли повторение сценария двадцатилетней давности, — в материале РИА Новости.

Абсолютная уязвимость

После президентских выборов 1996 года правительству удалось снизить инфляцию до десяти процентов (самый низкий уровень с 1991-го). В 1997-м экономика показала рост почти на полтора процента. Но стабильность оказалась иллюзорной. Экономика стагнировала, реальный сектор был разрушен. Стремясь удержать инфляцию, ЦБ искусственно поддерживал завышенный курс рубля.

Одновременно на экономику давили огромный внешний долг и дефицит бюджета, который финансировался исключительно за счет увеличения заимствований. Страна остро нуждалась во внешних займах, но не могла надежно гарантировать обслуживание долга.





Помимо этого, ситуация усугублялась спекуляциями на рынке ГКО — государственных краткосрочных обязательств. Фактически это была пирамида: cпекуляции с бумагами оказывались выгоднее, чем выпуск самой прибыльной продукции. Непосредственно перед кризисом доходность по ГКО достигала 140% годовых, что подогревало спрос.

Пожилая женщина на рынке в Москве

К августу 1998-го резервы ЦБ составляли порядка 25 миллиарда долларов, а обязательства перед нерезидентами на рынке ГКО/ОФЗ и фондовом рынке — свыше 36 миллиардов долларов. После обвала азиатских экономик и цен на сырье — основу экспорта России — страну накрыл кризис ликвидности. Стремительно переведенная на рыночные рельсы после развала СССР экономика не располагала никакими защитными механизмами и не выдержала внешних потрясений. Когда западные инвесторы начали массово выходить с развивающихся рынков, привлекать дополнительные средства стало невозможно. Правительству пришлось объявить дефолт.

Низкий долг и профицитный бюджет

Нынешняя ситуация в области государственных финансов диаметрально противоположна той, что наблюдалась в середине 1990-х годов.





Суммарный внешний долг — 525 миллиардов долларов. Это один из самых низких показателей в мире. Вся сумма сопоставима с размерами российских резервов (450 миллиардов долларов). Значит, российская финансовая система может в любой момент просто выкупить долг у иностранцев — дефолт по внешним обязательствам государства исключен.

Кроме того — профицитный бюджет, то есть государство зарабатывает больше, чем тратит. Федеральный бюджет России в январе-июле исполнен с профицитом в 2,5% ВВП — доходы почти на 1,4 триллиона рублей превысили расходы. По итогам года бюджет будет исполнен без дефицита — впервые за семь лет.

Денежные купюры и монеты России

Реальный сектор, а не сырье

На то, что экономика нормально функционирует и развивается, несмотря на низкие темпы восстановительного роста, указывают и фундаментальные показатели в ряде ключевых отраслей реального сектора — сельском хозяйстве, производстве вооружений, химической промышленности, транспортном машиностроении. Все они демонстрируют положительную динамику. Уязвимость экономики к внешним шокам значительно снизилась. Почему?





Во многом потому, что, в отличие от времен двадцатилетней давности, экономика гораздо меньше зависит от сырьевых ресурсов. Положительное сальдо платежного торгового баланса страны не единственный позитивный индикатор для экономики и российской валюты. Важные изменения претерпела и его структура.

Если в середине 1990-х годов в торговом балансе абсолютно доминировали нефть и газ (99%), то сейчас доля cырьевого и энергетического экспорта не превышает 50%. Более половины приходится на аграрный сектор, вооружения, машинотехнические изделия, химию.

Былой зависимости от нефти и газа уже нет, потому что сформировалась разрушенная после распада СССР промышленная база.

Цех Череповецкого металлургического комбината ОАО «Северсталь»

Значительно укрепился финансовый сектор. Нынешняя банковская система (оздоровлением которой уже не первый год занимается ЦБ) стоит на более прочном основании: она профессиональнее, менее подвержена формированию пузырей, а значит, и финансовым колебаниям.

Турбулентность рубля и мнимые обвалы

Нынешняя турбулентность рубля обусловлена главным образом геополитическими рисками, но характер этих трудностей совершенно иной, нежели двадцать лет назад. 





Экономисты подчеркивают: «обвалы» рубля, о которых в последнее время много говорят и которых постоянно ждут, — это не более чем сильные колебания. От масштабной девальвации российскую валюту удерживает экономическая ситуация.

Отчасти вина за сильные движения курса лежит на спекулянтах, заинтересованных в высокой волатильности. Они провоцируют колебания на «санкционных» новостях, которые быстро отыгрываются рынком. 

Табло курса обмена доллара, евро и фунта к рублю

«Определенные круги пользуются инсайдерской информацией. В данном случае — об ужесточении санкций со стороны США. Сразу последовала атака на рубль, чтобы обрушить его и получить краткосрочную прибыль», — поясняет Михаил Беляев, главный экономист Института фондового рынка и управления.

Впрочем, никакого обвала не произошло — для этого нет макроэкономических оснований, и потому российская валюта медленно восстанавливает позиции.

Эксперты валютного рынка согласны с тем, что c падением рубля неплохо бы разобраться — например, проверить иностранные фонды, которые работают в России, а заодно и иностранные филиалы американских инвестбанков на предмет манипулирования рынком. «В России за манипулирование рынком есть даже уголовная статья», — напоминают в аналитическом департаменте «Альпари», крупнейшего российского форекс-брокера. 

В целом аналитики считают, что волатильность рубля сохранится до тех пор, пока Россия не предпримет жестких контрмер. А таковые вполне возможны. Например, могут сбыться худшие опасения иностранных инвесторов об ограничении их деятельности в России. Это быстро приведет рынок в чувство.